Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:
Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы 1967 - 2021
Оплатить взнос

«Вопросы русского языка в юридических делах и процедурах»

Программа конференции
Сборник конференции (проект в авторской редакции)

20 мая 2021 года

   Более 140 делегатов из 20 стран мира приняли участие в научно-практической конференции «Вопросы русского языка в юридических делах и процедурах», которая состоялась 18 мая 2021 года на юридическом факультете СПбГУ. Конференция проходила как мероприятие-сателлит Петербургского международного юридического форума.

   Организаторами конференции выступили Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) в партнерстве с Санкт-Петербургским университетом при поддержке Фонда президентских грантов. В работе конференции приняли участие представители 20 стран мира: Алжира, Армении, Белоруссии, Бельгии, Боснии и Герцеговины, Германии, Грузии, Ирана, Испании, Италии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Молдавии, России, Словакии, Турции, Франции, Хорватии, Чехии.

   Благодаря своему междисциплинарному характеру и общественной остроте конференция вызвала живой интерес у представителей не только научного, но и профессионального сообщества. На мероприятии прозвучали выступления ведущих правоведов, лингвистов, судебных экспертов, государственных служащих, представителей других профессиональных групп, чья деятельность затрагивает предметное поле юридической лингвистики. В выступлениях докладчиков отчетливо акцентировалась мысль о необходимости более тесного взаимодействия экспертов из различных предметных областей, о создании постоянно действующей площадки для научного диалога, а также о выработке конкретных практических форматов подобного сотрудничества.

   Пример возможной реализации такого формата проиллюстрировал в своем выступлении заведующий научно-учебной лабораторией лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик Высшей школы экономики Максим Анисимович Кронгауз. В качестве «точки напряженности» он рассмотрел лингвистическую экспертизу – сферу, которая, по мнению ученого, переживает сегодня и расцвет, и кризис одновременно. «Расцвет связан с востребованностью лингвистической оценки: стороны заказывают у лингвистов так называемые заключения специалиста, суды заказывают лингвистическую экспертизу, и я бы даже сказал, что у юристов возникла мода на экспертные заключения. – подчеркнул М.А. Кронгауз. – А кризис связан с тем, что экспертам чудовищно не хватает объективных инструментов, и, как следствие, самой объективности. Спорящие стороны регулярно приносят с собой противоположные мнения лингвистов».

   Такая ситуация, по наблюдениям М.А. Кронгауза, связана с несколькими проблемами, к которым, в частности, относится опора экспертов на старые общепринятые лингвистические теории, связанные с анализом предложения, высказывания, речевых актов. Большую проблему представляет и стремление эксперта в поисках объективности найти чужое мнение, подтверждающее его собственное, в словаре. Однако словари зачастую не учитывают семантических и прагматических нюансов слова, переносных значений, а именно эти факторы являются объектом рассмотрения в рамках судебных споров. В качестве примера ученый привел понятие негативности как один из ключевых элементов, рассматриваемых в рамках экспертного анализа по делам о клевете, разжигании ненависти, защите чести и достоинства и многим другим. Проблема состоит в том, что в словарных описаниях лексических единиц, связанных с агрессией, ненавистью и враждой, явных маркеров негативности не обнаруживается, хотя эта негативность вполне отчетливо проявляется в речи. «Действительно, назвать человека «вором», «нечестным», «себе на уме», или, скажем, «неопрятным» – это совершенно разные виды негативности и по интенсивности, и по сфере применения. Не найдя информации в словаре, эксперт может ссылаться на свою интуицию, но это вопиющая субъективность», – поделился мнением М.А. Кронгауз.

   В качестве способа решения данной проблемы ученый порекомендовал экспертам опираться на количественные, прежде всего, статистические методы. Докладчик рассказал о том, что возглавляемая им лаборатория лингвистической конфликтологии работает над составлением словаря национальных и расовых пейоративов – наименований человека, имеющих негативный характер. Содержание отдельных статей основывается на проведении опросов и их статистической обработке, так что каждый пейоратив получает количественную оценку, выражающую степень интенсивности, оскорбительности в корреляции с такими социальными признаками, как гендер, возраст, образование. Максим Кронгауз выразил надежду на то, что новая разработка будет востребована у лингвистов и правоведов.

   О значении нюансов перевода иностранного языка в судопроизводстве рассказал испанский эксперт, координатор службы перевода Главного управления полиции Испании, профессор университета «Alcalá de Henares» Рейнальдо Касамайор Маспонс. Автор вышедшей в этом году на испанском языке книги «Судебный перевод в уголовном судопроизводстве» привел примеры конкретных ситуаций несовпадения терминов в русском и испанском языках. Так, например, в русском языке понятие «офшорная зона» представляет собой заимствование широкоупотребимого английского словосочетания «offshore zone», тогда как испанский эквивалент этого термина «paraíso fiscal», или «фискальный рай», не имеет никакого смысла вне экономической терминологии. Ситуация, вызванная таким несовпадением, диктует особые требования к знаниям переводчика не только о конкретных терминах, при помощи которых описывается конкретное преступление, но и об их эквивалентах в других языках, с которыми сопряжен процесс рассмотрения конкретного дела.

   Участники конференции не обошли вниманием и группу проблем, которые связаны с «социальным» аспектом юрислингвистики и в общем виде могут сводиться к вопросу: как сделать тексты законов понятными обычным гражданам? О работе на данном направлении рассказал Сергей Михайлович Оленников, и. о. заведующего кафедрой уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Он рассказал о деятельности Научно-исследовательского института проблем государственного языка, созданного по инициативе ректора СПбГУ Н,М. Кропачева и занимающегося комплексным изучением функционирования русского языка в официальных текстах. «Важно, чтобы был понятен смысл передаваемых сообщений, а неясность или неоднозначность трактовок нормативных актов может порождать непонимание их смысла, неодинаковое применение правовых актов в схожих ситуациях, – рассказал С.М. Оленников. – Наши исследования показывают, что большое количество нормативных документов не соответствует этим требованиям понятности, определенности, недвусмысленности, и усилия специалистов должны быть направлены на изучение особенностей использования русского языка в официальных текстах».

   Диалог о конкретных способах обеспечения доступности правовой информации гражданам продолжил один из основоположников направления юридической лингвистики в России, автор более 100 лингвистических экспертиз, профессор Кемеровского государственного университета Николай Данилович Голев. В своем докладе он обратил внимание на важное требование к законодателям – умение прогнозировать качество нормативного текста с точки зрения его восприятия и понимания широким языковым коллективом.

   По мнению профессора Голева, проблема неопределенности юридического языка в значительной степени иллюстрируется семасиологическими фактами: синонимия запутывает лингвистов и юристов, ставя перед ними сложную задачу дифференциации в таких синонимических рядах, как «личность», «человек», «лицо», или «честь», «достоинство», «доброе имя», либо «оскорбление», «унижение», «умаление», «очернение», «неуважение». «Сильный запрос на исследование вот таких «не до конца юридизированных» терминов исходит из потребностей антикоррупционной экспертизы законопроектов, одной из задач которой является выявление точек неоднозначности понимания», - отметил Н.Д. Голев.

   Учёный сделал особый акцент на антиномическом анализе сложности языка, противопоставив юридический язык и литературный язык. Эти виды языка образуют конфликтогенную зону, противоречия в которой проистекают из содержания понятий, перешедших из обыденного языка в язык юридических документов.

   Н.Д. Голев представил типологию практических способов совершенствования юридического языка, построенную на оппозиции «post scriptum» и «pre scriptum». В первом случае предусматриваются действия с уже утвержденным юридическим текстом, работа разъясняющего характера с действующими нормами, во втором – анализ текста законопроекта, совершенствование качества экспертизы текста на стадии его подготовки. Уже при составлении таких законопроектов юристы должны консультироваться с лингвистами, чтобы изначально не усложнять язык закона, подчеркнул ученый.

   Рассуждая о возможностях и формах экспертизы законопроектов, Н.Д. Голев также акцентировал внимание на возможностях применения технологий обратного машинного перевода, позволяющего оценить, насколько хорошо искусственный интеллект «понимает» текст закона, а какие лексические единицы представляют для него трудность. Такой подход, по мнению эксперта, «показывает зоны напряженности между планом содержания и планом выражения предполагаемого законопроекта. Это компьютерная объективация процесса, позволяющая эксперту отдалиться от субъективных интуитивных оценок качества».

   Свое дальнейшее развитие размышления о перспективах применения цифровых технологий в работе с юридическими текстами получили в выступлении директора юридического института Алтайского государственного университета, главного редактора журнала «Юрислингвистика» А.А. Васильева. Антон Александрович познакомил участников встречи с основными положениями своего доклада «Проблема машиночитаемого права и язык права как алгоритм: есть ли у юристов будущее?». Такое отчасти провокативное название продиктовано перспективой выбора еще одной, третьей по счету стратегии совершенствования юридического языка: через перевод правовых норм в технический код, позволяющий получить на выходе как заранее предопределенные правила поведения, так и соответствующий результат в правоприменительной практике.

   По мнению сторонников машиночитаемого права, в формат машиночитаемых алгоритмов можно перевести 15-20% всего имеющегося на настоящий момент нормативного материала, касающегося вопросов применения расчетных операций, страхования, налогообложения, иных технологических процедур. Однако перспектива ухода от субъективизма и достижения определенности правовых норм, по мнению докладчика, остается иллюзорной.

   «Нормативизм разбивается о наши с вами практики, – подчеркнул Антон Васильев. – Право живет не в текстах, оно живет в реальных жизненных ситуациях. И то право, которое было сформировано в виде алгоритма правила поведения, может полностью трансформироваться до иного эффекта, которого мы совершенно не ожидали». А.А. Васильев привел показательный пример из российских Правил дорожного движения, в соответствии с которыми водитель транспортного средства, приближающегося к нерегулируемому пешеходному переходу, обязан «уступить дорогу пешеходам»: примененная законодателем форма множественного числа существительного «пешеход» породила ситуации, в которых суд поддерживал водителя, не пропустившего единственного пешехода, так как это действие, согласно букве закона, не подпадало под действие соответствующей статьи.

   Помимо непосредственно функциональных препятствий, на пути внедрения машиночитаемого права возникают и нравственно-философские барьеры. Готовы ли мы, вступая на путь цифровизации языка при формулировании правовых норм, отказаться от свободы воли – так, как это, например, уже делается в сервисной экономике в случае с безакцептным списанием средств? Как применить подходы машиночитаемого права к национальным языковым картинам мира разных народов? «Видимо, пока этот этический вопрос мы не готовы решать положительно», - подытожил А.А. Васильев.

   Работу конференции продолжили заседания по 5 научным направлениям, на которых состоялись дискуссии по разнообразным вопросам взаимодействия языка и права. Филологи, правоведы, эксперты-лингвисты делились мнениями по таким острым вопросам, как лингвистические признаки оправдания терроризма, языковые особенности судебного дискурса, характер судебной риторики в речи адвокатов, анализ допросов и показаний, обвинительной речи прокурора с точки зрения языка, перевод юридической терминологии с учетом особенностей законодательств различных стран, проблемы транслитерации имен собственных при переводе, особенности понимания гражданами официальных документов, интеграционное тестирование иностранных граждан по русскому языку, задачи обучения иностранных студентов российскому юридическому дискурсу.

   Итоги конференции были подведены на специальной онлайн-сессии, которая состоялось 20 мая в рамках Петербургского юридического форума. На сессии, которую одновременно смотрели более 1700 человек, своими взглядами на актуальные вопросы юридической линвгистики поделились Рейнальдо Касамайор Маспонс, Максим Анисимович Кронгауз, Сергей Михайлович Оленников, а также проректор по науке Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Михаил Андреевич Осадчий. С записью сессии можно познакомиться на сайте форума: https://spblegalforum.ru/ru/channel/4